Новости

Editor

В Москве обсудили положение христиан на Ближнем Востоке

Круглый стол «Христиане на Ближнем Востоке: настоящее и будущее» прошел 11 октября в Институте св. Фомы в Москве.

О положении христиан в Турции рассказал настоятель католического храма латинского обряда в Анкаре Жан-Марк Балхан (Jean-Marc Balhan); с докладом о христианах Ирака выступил  политолог, редактор новостной ленты на арабском языке RT, дьякон, член московской общины Ассирийской Церкви Востока Роланд Биджамов.

Согласно краткому обзору Ж. Балхана, в Турции около 100 тыс. местных христиан, и это составляет меньше чем пятнадцать сотых процента населения. Половина из них – прихожане Армянской Апостольской Церкви. Вторая по численности конфессия – сирийские христиане-яковиты, проживающие на юго-востоке страны. Православные греки насчитывают всего около 2 тыс. человек (Константинопольский патриархат играет роль на мировом уровне, но не в Турции), отметил докладчик. На юге проживает община Антиохийского патриархата. Кроме того, насчитывается около 50 тыс. русских, поселившихся в Турции; незначительно представлены восточные ветви Католической Церкви. Что касается католиков латинского обряда, то они представлены тремя группами – исторической общиной левантинцев; обращенными из ислама или атеизма турками и иностранцами (беженцами, студентами, мигрантами, туристами). Есть также протестанты основных деноминаций. Живут христиане в основном в Стамбуле, в Анатолии; восточные христиане – на востоке страны, протестантские общины – в небольших городах, беженцы – в 60 разных центрах.

В своем докладе «Быть христианином в Турции» Жан-Марк Балхан сделал акцент на всех трех составляющих этой фразы. «Быть христианином в Турции» - это значит быть «не турком», «чужеземцем»; быть другим, быть с другими "другими" - курдами, мусульманами не-суннитами, алевитами. И быть не просто чужеземцем, а тем, с кем турки воевали. «Турция – страна националистов. Слоган турков – одна страна, один народ, одна нация, один флаг», - отметил докладчик.

Говоря о том, что значит «быть христианином в Турции» , он подчеркнул, что эта большая страна очень поляризована. Она состоит из разных групп, которые говорят о других, но не говорят друг с другом.

И, наконец, что значит «быть христианином в Турции» - т.е. взаимодействовать с соседями, ходить в церковь, вступать в брак, построить новый храм или создать христианскую организацию, работать, учиться в школе и т.д. Есть разные уровни этого «быть», и на одном уровне это легко, на другом – трудно. «Так, в Стамбуле легко быть христианином. Но если ты хочешь открыть магазин, поместишь ли христианское имя в название магазина? Жизнь будет проще, если не так очевидно, например, что ты армянин», - подчеркнул Жан-Марк Балхан. Что могло бы объединить разные группы в Турции? Объединяющим фактором может стать государство, но проблема в том, что в Турции люди не доверяют государству. Часто принадлежность означает оппозицию другой группе, и люди не имеют милосердия к тем, кто принадлежит другой прослойке; права человека касаются только тех, кто принадлежит к «моей группе». «В Турции уровень доверия друг другу один из самых низких. Самый большой вызов для Турции – чтобы группы могли говорить друг с другом, но для этого надо преодолеть страх», - подытожил докладчик.

Роланд Биджамов свой доклад «Христиане Ирака. Настоящее и будущее» сопровождал демонстрацией слайдов, и первым было фото сиро-яковитского священника Амера Искендера, обезглавленного 10 лет назад в Мосуле. 

Все события – насилие, дискриминация в отношении христиан – стали происходить после 2003 года. При Саддаме Хусейне отношение к христианам было толерантное; христиане находились в хороших отношениях с мусульманами - только в Багдаде насчитывалось 42 церкви и монастыря, принадлежащих 14 конфессиям. В 2003 году в Багдаде был уничтожен христианский ассирийский район, и волна террора перекинулась на Мосул. Согласно статистике, после Саддама Хусейна было взорвано 30 церквей, совершено 16 нападений на духовных лиц. Р.Биджамов напомнил, что в 2007 году Папа Бенедикт XVI отказался встретиться с госсекретарем США Кондолизой Райс из-за разницы взглядов на положение христиан в Ираке. Докладчик привел следующие факты: похищение и убийство в 2008 году после богослужения халдейского католического епископа Фараджа Рахо в Мосуле; похищение и убийство в 2009 году 5-летнего ассирийского мальчика; захват в 2009 году на Ниневийской равнине мусульманами христианских территорий, погромы в церквях при бездействии полицейских; взрыв трех автобусов, в которых студенты из христианских районов Ниневии ехали в Мосул. Новый вид террора появился в 2010 году – неизвестные лица стали сжигать поля христиан - так началась «экономическая война». В Ираке стали совершаться ритуальные убийства - двое пожилых супругов были убиты, на их телах были вырезаны кресты. Призыв установить зону безопасности для христиан в Ираке не получил поддержки. Христиане наивно надеялись, что они – «граждане Ирака», и были против «христианского гетто». В июне 2014 года началось наступление ИГ (террористическая группировка «Исламское государство», запрещена в РФ) на Мосул, и остатки христианского населения, 175 тысяч человек, бежали, оставив все. В течение двух лет им так и не удается вернуться на родину, и сейчас христиане видят выход в самозащите с оружием в руках. При этом любое их сопротивление уже воспринимается как «крестовый поход». Помощь гуманитарных организаций до христиан практически не доходит.

Заканчивая доклад, Роланд Биджамов сделал следующие выводы: христиане продолжают существовать в своей колыбели на Ближнем Востоке в виде различных этно-конфессиональных групп, имеющих специфические проблемы в разных сферах; существует сильная тенденция к эмиграции; перспективы христиан зависят от того, смогут ли лидеры исламских стран создать плюралистические модели общества; в целом будущее христиан зависит от того, насколько сами они готовы быть сплоченными и продолжать играть ту цивилизационную роль, которую играли на протяжении веков.  Очень многое можно было бы решить, считает Р. Биджамов, если бы христианские богословы говорили с мусульманскими богословами, а не замыкались на внутренних проблемах. «Террористы опираются на тексты из Корана, и с этим надо что-то делать. Есть крайняя позиция – ислам запретить, как запретили коммунизм, но это неправильно. Сами мусульмане должны учить, как интерпретировать те или иные установки», - подытожил политолог.

Отвечая на вопросы, оба докладчика продолжили рассуждение о возможности диалога христианских и мусульманских богословов. По мнению Ж.Балхана, ИГ – это прежде всего «политическая проблема», имеющая корни в войне 2003 года в Ираке. Что касается Турции, то она является демократической, а в арабском мире нет демократии. Но и арабское общество меняется. «Поэтому вопрос прежде всего в политике, а не в богословии. Если ИГ будет подавлено, и при этом не будет создана «справедливая модель» для суннитов и для шиитов, то возникнет новое экстремистское движение, убежден Жан-Марк Балхан.

Роланд Биджамов, в свою очередь, сделал акцент на религии. «Если не получится интерпретировать Коран, у нас один вариант – продолжение столкновений… Нужно быть жесткими с террористами, и продолжать вести диалог с исламом», - заключил он, отметив, что от 1,5-миллионного христианского населения в Ираке осталось 150 тысяч. 

Елена Бажина

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus