Editor

Всеобщее священство - другая сторона медали

Всеобщее священство - один из важных элементов в вероучении многих протестантских церквей. Обычно отмечается, что этот принцип, призывающих всех верующих к активному служению и к ответственности за свою церковь. Всеобщее священство как бы противопоставляется принятому в ряде христианских деноминаций разделению верующих на священников и мирян. В данной статье я не буду перечислять все аргументы "за" - их достаточно много и они хорошо изложены многими протестантскими авторами. На мой взгляд полезно отметить и некоторые вопросы, которые возникают из декларируемого всеобщего священства.

Прежде всего, отмечу, что всеобщего священства в "чистом виде" не было и нет. Разумеется, у лютеран, реформатов, пресвитериан и многих других протестантов нет таинства священства, но в то же время нельзя сказать, что деление на "клир" и "мир" полностью отсутствует. Евангельские христиане, пятидесятники, баптисты также, декларируя принцип всеобщего священства, на практике всё-таки не совсем придерживаются его. Например, трудно понять, как быть с женщинами, которые с одной стороны - такие же священники, как и все остальные (исходя из этого принципа), а с другой - как бы и не совсем. Я уже не говорю о некоторых общинах, где по вероучению мы имеем дело с всеобщим священством и демократическими принципами управления, а на деле - с жёсткой иерархической схемой во главе с пастором-пророком-помазанником, слова которого почти отождествляются с непосредственным повелением Божиим. Оставим эти явные искажения и попробуем взглянуть на сложности, которые возникают при всеобщем священстве.

Одним из минусов любой "всеобщности" является размывание ответственности. Когда что-то становится всеобщим - будь то земля, предприятие или управление - очень трудно бывает понять степень ответственности конкретных лиц. Человек вообще склонен перекладывать свою ответственность на другого ещё со времён Адама. Когда есть выделенный клир - все проблемы и болезни церкви легко списать на то, что служители и иерархи ведут нас всех не туда и показывают плохой пример. Там же, где исповедуется всеобщее священство - нередко служитель объясняет нездоровье церкви, прежде всего тем, что народ в общине подобрался какой-то неправильный. Если в первом случае прихожане не признают свою ответственность за церковь, во втором - служитель забывает, что у него совершенно особая роль и особая ответственность, которая не может сравниваться с ответственностью обычного члена церкви.

Институт священства, таинство священства, которое есть, скажем, в православной церкви, подразумевает особый путь. Путь который не делает человека святым, не может оберегать от ошибок и даже падений, но он всё равно совершенно особый. Служение пастыря - невозможно сравнить ни с преподаванием в семинарии, ни с регентским служением, ни со служением христианского издателя, переводчика или журналиста. Когда священство воспринимается, как одно из церковных таинств - отношение к нему со стороны самого кандидата на рукоположение зачастую совсем иное, чем в церквях, где исповедуется принцип всеобщего священства. Сразу оговорюсь, что слово "зачастую" - не означает всегда.

В недавно вышедшем на экраны фильме "Голгофа" священник во время исповеди одного прихожанина узнаёт, что ему самому грозит смерть и у него есть одна неделя на то, чтобы привести дела в порядок. Не буду пересказывать дальнейший сюжет, понимаю, что кино и жизнь - это не одно и то же, но всё же даже этот пример даёт хорошую возможность поразмышлять про себя - а что в подобном случае нужно делать? И во многом наши ответы будут зависеть от того, как мы воспринимаем священство? Что понимаем под этим? Это путь, на который вступил однажды и по которому следует идти до конца?

В евангельских общинах иногда из уст служителя можно услышать примерно такие слова: "я особенно и не собирался заниматься этим всю жизнь, но некого было выбрать и уговорили меня стать служителем в этой церкви".

Пастырь - это особый выбор, особая жизнь, особые приоритеты. Можно по разному относиться к целибату и я вовсе не сторонник такого выбора для служителей, но определённую логику тут найти можно. Священник в этом случае осознаёт, что его паства - это его главный приоритет. В протестантских кругах, как правило, акцент делается как раз на то, что при всей загруженности служитель не должен забывать о своей семье. С этим трудно не согласиться, тем более, что можно привести множество примеров, когда служитель "уходил в служение" так глубоко, что ни на жену, ни на собственных детей у него уже не оставалось ни времени, ни сил. С другой стороны, традиционная схема приоритетов, которая приводится во многих западных изданиях, где, как правило, указывается на первоочерёдность заботы о семье - не так очевидна, когда мы говорим о приоритетах в жизни священника. На вопрос - почему такая схема не всегда работает - трудно ответить, если не согласиться заранее, что в определённом смысле это всё-таки совершенно особые служители. Особые не в том смысле, что имеют какие-то уникальные дарования, невиданные таланты, феноменальные способности или запредельную святость. Особые - потому, что были избраны и приняли это избрание. Однажды согласились служить.

В одном старом фильме об офицерах говорилось: "есть такая профессия - родину защищать". Быть защитником. Есть и не менее значимая "профессия" - быть пастырем. В этих двух призваниях есть довольно много общего. И в том, и в другом случае человек изначально понимает, что выбирает особый путь, подразумевающий отличающуюся от других ответственность и жизнь. Путь офицера - это не просто отличное знание воинской специальности и Устава. Это готовность, когда это будет необходимо, сражаться и даже отдать свою жизнь. Вставая на этот путь, надо осознавать, что в определённом случае ты уже не такой, как другие люди.

Приведу пример. Начинается война, на город нападает неприятель, начинается паника. Если инженер, бизнесмен или повар в этой ситуации быстро собрали свои пожитки, посадили своих жён и детей в автомобиль и отправились подальше от опасности - это одно. Если же так поступает офицер - это выглядит уже совершенно иначе и больше напоминает предательство и трусость.

Невозможно требовать от всех проявлять чудеса героизма, но то, что может восприниматься, как проявление мужественности и героизма у одних - для других - это просто честное выполнение своих обязанностей. Если офицер в минуту опасности оставляет своих солдат, "сделав выбор по шкале приоритетов" в пользу семьи - это предательство, т.к. он изначально должен был быть готов, что в жизни военного такой выбор может встать. Служить в мирное время, получая неплохую зарплату и имея в перспективе хорошую пенсию - это не то, к чему должен быть готов человек, решивший посвятить себя военной службе. Всё это вторично. Аналогично со служением в поместной общине. Готов ли я "положить душу свою", если возникнет такая необходимость? Готов ли я быть с этим людьми до конца, если возникнет такая необходимость? Готов ли я разделить с этими верующими не только радости и победы, но также горечи и невзгоды? Понятно, что не всегда можешь заранее ответить на эти вопросы и в жизни поведёшь себя не всегда так, как рассчитывал, но задавать их нужно, если решил избрать для себя этот особый путь.

В определённом смысле всеобщее священство как бы снимает необходимость задавать себе все эти вопросы. Пасторское служение может часто восприниматься не как особый выбор, а как некое временное исполнение определённых обязанностей. Да и при случае всегда его можно оставить, если вдруг возникнет идея заняться чем-нибудь другим или откроется какая-нибудь другая заманчивая перспектива. Вдруг захочется, например, освоить профессию программиста, открыть собственный бизнес, переехать куда-нибудь подальше и начать новую жизнь.

В заключение отмечу, что я совсем не считаю, что таинство священства - гарантия от проблем. Не считаю я и то, что принцип всеобщего священства - это то, от чего следует отказаться евангельских христианам. Я лишь обратил внимание на некоторые проблемы, которые могут иметь место. Подумать и поразмышлять - всегда полезно :)

Источник
 

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus