Новости

Editor

Закон о защите религиозных чувств обсуждали в Общественной Палате

4 октября в ОП обсуждали законопроект, направленный на защиту прав верующих. Документ, внесенный в Госдуму осенью, предлагает дополнить Уголовный кодекс (УК) РФ статьей 243.1 «Оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан и (или) осквернение объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для совершения религиозных обрядов и церемоний».

Авторы законопроекта предлагают ввести тюремные сроки в размере до пяти лет и в 100 раз увеличить штрафы за оскорбление религиозных чувств верующих и осквернение святынь.

«Предложение о поправках в Уголовный кодекс вызвали очень широкое обсуждение в обществе. Бытуют самые различные, по сути, крайние, точки зрения», — заявил, открывая слушания, первый заместитель Секретаря ОП РФ Михаил Островский. Он попросил общественников о спокойствии и корректности, так как тема «очень серьезная и болезненная».

Первыми взяли слово председатели трех Комиссий ОП, организовавших слушания: Иосиф Дискин, Николай Сванидзе, Елена Тополева.

«Нужно защищать в одном законе не только религиозные, но и другие убеждения, в том числе секулярные. Должен быть единый закон, в котором подобные вещи регулируются», — заявил Иосиф Дискин. В пример он привел ситуацию, когда злоумышленники совершают кощунства в отношении Вечного огня.

«Этим же законом должно быть защищено общественное пространство, где действуют общепринятые взаимоприемлемые нормы, защищенные от экспансии тех, кто пытается навязать свои позиции и устремления», — уточнил Дискин.

По его словам, его смущает ситуация, когда граждане сами будут заявлять о том, что их религиозные чувства попраны. По его мнению, в данном случае могут активизироваться различные «радикальные группы», что может послужить «разрушению гражданского мира».

«Закон не может быть принят, надо просить Государственную Думу вернуться к концептуальному пересмотру. Должна быть выработана иная концепция закона», — заявил Дискин.

Вместе с тем он признал актуальность принятия подобного закона. По мнению Дискина, в законе должно быть обозначено, что существует пространство, где устанавливаются особые нормы поведения, особый порядок действий. Тех, кто собирается пересекать эти пространства, нужно предупреждать об этом.

Член ОП, тележурналист Николай Сванидзе назвал законопроект «вредоносным». «Он (прим. документ) разжигает то, что должен мирить. Накаляет межрелигиозные отношения между „верующими“ и „неверующими“, разделяя жителей страны на людей первого и второго сорта», — заявил общественник.

Не устроили Сванидзе и некоторые правовые термины, предложенные в документе: «религии, представляющие неотъемлемую часть исторического и культурного наследия России» (то есть только традиционные религии, а какие верования останутся «за бортом»?), «мировоззренческая символика» (а свастика, например, является такой символикой, вдруг кто-то решит ее замазать?). Тележурналист также заметил, что согласно документу, «каждого можно взять и посадить на три года».

«Я хочу верить в благие намерения авторов законопроекта, но думаю, что в таком виде документ разжигает межэтнические и межнациональные противоречия», — резюмировал Николай Сванидзе.

Член ОП, директор Агентства социальной информации Елена Тополева признала, что проблема с защитой прав верующих имеет две стороны: 1) реальные случаи оскорбления чувств верующих (осквернение Храма Христа Спасителя, появление фильма «Невиновность мусульман» и другие); 2) неадекватность ответных действий верующих, представляющих различные конфессии.

«Есть опасность религиозного экстремизма. Забывать об этом нельзя», — заявила она, подчеркнув, что в современном мире «символические действия» все чаще открывают дорогу реальной жестокости и насилию.

«Борьба против „символов“ может окончиться гражданской войной», — заявил член ОП, глава Синодального отдела Русской православной церкви Всеволод Чаплин. Он напомнил коллегам по ОП об ответственности за «кровь, которая может пролиться» в случае, если «люди, устраивающие акции против христианских храмов, мечетей и синагог не будут остановлены».

Отец Всеволод сакцентировал внимание на том, что церковь к проекту поправок в УК отношения не имеет («законопроект — государственное предложение»). При этом он заметил, что священнослужители различных конфессий лояльно относятся к документу, а, по данным социологических опросов, идея принятия закона также популярна в обществе.

В вопросах правоприменительной практики представитель Русской православной Церкви оптимистичен: «В том варианте законопроекта, который есть, суд может получить большую амплитуду для деятельности, как в строгости, так и в милосердии».

Доктор юридических наук, заместитель секретаря ОП Владислав Гриб со своей стороны законопроект не поддержал и призвал к работе с действующими правовыми нормами. «Если вводить по каждому, пусть и вопиющему случаю, новые уголовные нормы, я считаю, что эта практика порочна. У нас достаточно действующих правовых норм для защиты прав представителей разных конфессий», — заявил он.

Гриб напомнил, что ответственность за разжигание межрелигиозной розни и оскорбление верующих предусмотрено 282 статьей Уголовного кодекса. При этом, по его данным, «по религии» данная статья за 2012 год применялась лишь в 5 уголовных делах.

Лидер российских протестантов, член Общественной палаты Сергей Ряховский отметил, что законопроект «сделан наспех». «В государстве нет единой концепции межконфессиональных отношений. Вопросов больше, чем ответов», — подчеркнул он.

«Если в таком виде будет принят закон, то я смогу как представитель протестанства подать в суд на представителя другой конфессии, заявив об оскорблении моих чувств как верующего», — улыбнулся он. По его мнению, есть большой риск скатиться «в ад Средневековья и мракобесье».

Глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской также обратил внимание на то, что в текстах, подобных законопроекту о защите прав верующих, по его мнению, необходимо делать полные перечни религий, о которых идет речь. «Напишите сразу, где «свои», а где «чужие», — попросил он.

Сопредседатель Славянского правового центра, доктор юридических наук Анатолий Пчелинцев напомнил, что в существующем Уголовном кодексе есть статья, предусматривающая ответственность за обсуждаемые деяния - это 282 статья. «Что такое унижение человеческого достоинства по признаку отношения к религии, это и есть оскорбление. Предлагаемый законопроект создан с очень грубыми нарушениями существующей законодательной техники.»

Недоумение у адвоката Пчелинцева вызвал также тот факт что в законопроекте предлагается защита прав лишь "исторических религий":

«Почему закон должен защищать только исторические религии, статья 14 Конституции РФ закрепляет равенство перед законом всех религиозных объединений, а статья 19 Конституции гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии. Проект не годен, и по сути посягает на основу конституционного строя. Второкурсники юрфака справляются с написанием законов лучше, чем эти депутаты. А что касательно санкций 282 статья предусматривает довольно жёсткие санкции, до 5 лет лишения свободы, и как мне кажется, здесь главное - необратимость наказания, а что касается санкций в КоАП я соглашусь что их нужно поднимать.»

Вопросы правоприменения возможного закона беспокоят также и мусульманское сообщество. «Посмотрите с какой периодичностью запрещают священные книги (прим. имеется в виду список экстремистской литературы)», — напомнил участникам дискуссии муфтий Москвы Альберт Крганов. При этом он высказался за оперативное реагирование властей на нужды верующих («если не реагирует государство, то включаются другие силы, которые могут быть направлены на разрушение»).

Член Общественной палаты, лидер организации «Россия молодая» Максим Мищенко поддержал законопроект. «В любом стакане есть точка напряжения, по которой можно ударить и он разрушится, — привел аллегорию общественник. — Наше общество после событий в Храме Христа Спасителя, сейчас фактически оказалось расколотым надвое», — отметил он. По мнению Мищенко, предлагаемый закон — «реакция на этот раскол».

В принятии документа бывший депутат Государственной думы видит макрополитическую логику: «Вера — последняя надежда сохранить государство, защитить его от возрастающей роли транснациональных корпораций».

Член ОП, адвокат Генри Резник напротив назвал закон дискредитацией законотворческой деятельности. «Тот, кто писал этот документ, юридически безумен», — заявил он, указав на целый ряд правовых противоречий.

Резник также намекнул на популистский характер поправок в связи с делом «Pussy Riot» и усомнился в масштабах оскорбления чувств верующих, происходящих в стране.

Впрочем, протоирей Всеволод Чаплин, к которому во время выступления апеллировал Резник, с ним не согласился. «Речь идет о десятках случаев. Последние пять лет я все время говорю об этом», — заявил представитель РПЦ.

«К законодательству надо подходить осторожно. Основным принципом должна быть экономия уголовных репрессий», — настаивал известный адвокат.

На излишнюю жестокость законов, принимаемых Парламентом в последнее время, обратила внимание во время своего выступления правозащитница Людмила Алексеева.

«Это опасный для общества тренд. Зачем доводить ужесточение наказаний до абсурдности, до немыслимости их исполнения?» — рассуждала она.

«Вы все видите и понимаете, что определенное обострение в обществе в связи с темой защиты прав верующих есть. Это видно даже из нашего обсуждения», — начал подводить итоги слушаний Михаил Островский.

По его мнению, «нормы общежития» верующих и неверующих людей можно прописать в общем документе. «Нужно выработать некий общественный договор, который должен быть заключен между верующими и неверующими. Там должны быть прописаны нормы совместной жизни», — заявил он.

Подготовкой документа поручено заняться специальной рабочей группе при Общественной палате. «Нам надо смотреть вперед и всем вместе, и общественникам, и чиновникам, и представителям различных конфессий придумать как сохранить мир и вместе жить в будущем», — заявил Михаил Островский.

Он также выразил надежду, что законопроект о защите прав верующих, внесенный в Госдуму «в таком виде не будет принят».

Славянский правовой центр
по материалам пресс-службы ОПРФ

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus

Комментарии ВКонтакте