Editor

Жан Ванье: Жить мирно посреди насилия

Презентация книги Жана Ванье и Стэнли Хауэрваса «Жить мирно посреди насилия: пророческое свидетельство слабости» (Киев-Москва: «Дух i лiтера», МХК «Осанна»,  2015) состоялась 3 февраля в Культурном центре «Покровские ворота». В небольшой книге собраны статьи, посвященные осмыслению полувекового опыта общин «Ковчег», созданных Жаном Ванье и существующих сегодня в 34 странах мира. В этих общинах люди с ограничениями умственных способностей и без таких ограничений живут вместе как друзья, разделяя друг с другом нужды и взаимную заботу. От первого «Ковчега» берет свое начало также Движение «Вера и Свет» -- общины дружбы людей с ментальной инвалидностью, их семей и друзей, которые можно встретить в 76 странах, в том числе – в России.

Совместно с киевскими друзьями и коллегами книгу издали москвичи Андрей и Карина Черняк, основатели Молодежного христианского клуба «Осанна». Они знакомы с Жаном Ванье давно, с 1989 г., когда он впервые приехал в Россию и встретился с отцом Александром Менем. Жан Ванье тогда потряс москвичей, вспоминали супруги: он поделился своим опытом, который радикально меняет взгляд на людей с особенностями развития. «Мы думали, что они бедные, несчастные, а мы – здоровые и сильные – должны им помогать. А Жан открыл, что бедные и больные могут научить нас. У них есть единственный и главный вопрос: «Ты меня любишь?» Даже если организм искорежен, в них живет потребность любить и способность любить. Этих людей нельзя вылечить, научить, но в общении с ними мы обнаруживаем, что значит «Слово стало плотью», -- отметил Андрей Черняк, переводчик книги.

«Мы можем быть исцелены теми, кто находится подчас на дне общества. Входя в подлинные и полные любви отношения с ними, мы все вместе можем стать отважными миротворцами», -- написал сам Жан Ванье в предисловии к русскому изданию книги.

Надо ли говорить, что в наше время особенно необходимы не только слова о мире, но сам опыт миротворчества – не только на уровне политики или глобальных социальных процессов, но главным образом—в каждой человеческой душе, подчеркнула Карина Черняк. Опыт Жана Ванье укоренен в библейском представлении о ценности каждого человека «в очах Божиих». «Основополагающий принцип мира — это вера, что каждый человек важен… После многих лет, прожитых в общине,… я учусь принимать мою собственную сломленность и, поступая так, я учусь «разоружать» насилие, которое есть внутри меня…» -- о преодолении именно такого насилия говорит Жан Ванье.

Может ли опыт небольших общин как-то повлиять на общество, на Церковь в целом? Об этом в книге размышляет собеседник и соавтор Жана Ванье Стэнли Хауэрвас – философ и богослов.  Он увидел в «Ковчеге» (как поясняет еще один богослов Джон Суитон, автор введения к книге) «уникальную модель включенности, лежащей на фундаменте глубокой христианской духовности и богословия». Действительно, если гуманизм того или иного общества принято «измерять» отношением к больным, слабым, немощным, то в лучшем случае говорят об эффективной системе заботы о них. В этом контексте «Ковчег» «воистину странен»: в нем люди живут вместе, руководствуясь не принципом «делать для», а иным – «жить с». «Они  живут вместе не как тот, кто заботится, и тот, о ком заботятся, но как равные человеческие существа, разделяющие друг с другом заботы и нужды», -- пишет, комментируя Хауэрваса, Дж.Суитон. Этот живой опыт позволяет по-новому взглянуть на то, о чем говорят все авторы книги и что многими верующими воспринимается как нечто «теоретическое»: «основополагающий евангельский принцип --  слабейшие и неблагообразнейшие люди неотделимы от церкви (1 Кор.12:22)».

Для православного священника Алексия Антоновского это отнюдь не теория. Он уверен, что влияние Церкви и Движения «Ковчег»/ «Вера и свет» -- «взаимопроникающе: Церковь униженного, распятого и воскресшего Христа не может вырасти без «Веры и Свет»», а общины «Вера и Свет», в свою очередь, не могут жить вне литургии и евангельского общения. На вечере о. Алексий рассказал о том, как 12 лет назад познакомился с Жаном Ванье. Тогда в подмосковном Подольске была основана «веросветская» община под названием «Подсолнух». Оказалось, что «нам ничего не нужно было устраивать для них (людей с ограниченными умственными способностями – прим. ред.) специально, но надо было научиться жить вместе с ними», свидетельствовал священник. За эти годы община, разумеется, сталкивалась с непониманием. «Зачем Вы служите для них? Они же дураки», -- сказала о.Алексию свечница в маленьком храме, где он совершал литургию вместе с членами общины. «Это мы дураки, а они все понимают. Такой человек не может говорить, но может любить. Мы все учимся у них любви, нежности, кротости», -- ответил он.

«Ковчег» и «Веру и Свет» приходится отстаивать, защищать – об этом пишет и Хауэрвас. Но о. Алексия поразили его слова из новой книги: «Там, где я вижу врага, которого нужно сокрушить, Ванье видит рану, которую надо исцелить». Таким образом, тихо, кротко и мирно, через Жана Ванье Сам Христос зовет людей к исцелению собственного сердца и к бережной любви к ближнему, отметил о. Алексий.

В чем проявляется зрелость человеческой личности? Ответ, который дает Ж. Ванье, для многих может показаться неожиданным, -- в нежности. Об этом напомнила участник российского движения «Вера и Свет» Ольга Гуревич. Именно проявления искренней нежности не раз видела она в людях с особенностями развития. «Каждый из нас, независимо от степени поражения, может обрести эту зрелость-нежность, которая дает возможность жить», -- свидетельствовала О. Гуревич.

На презентации выступили также одни из первых читателей книги – коллеги Хауэрваса: профессора-философы Рубен Апресян (Институт философии РАН) и Алексей Шиманов (Московский городской психолого-педагогический университет). По словам Р. Апресяна, книга «потрясающая – для медленного чтения, вживания, она приглашает к совместному размышлению, отнюдь не сентиментальная». А. Шиманов подчеркнул, что столь живо описанный в книге подход  к каждому человеку на основе «ценности аутентичности», в противовес «идеологии автономности», укоренен в христианской традиции, но важен не только для  христиан.

«Ковчег» по-настоящему прекрасен, но есть искушение замкнуться в себе, и это опасность: то, что не раскрывается в большой мир, обречено. Но чем старше становится Жан Ванье (сейчас ему 89 лет – прим. ред.), тем больше он раскрывает миру не столько сам опыт «Ковчега», сколько то, как этот опыт позволяет нам открыть Священное Писание. Этот новый опыт прочтения Евангелия  и есть раскрытие «Ковчега» в Церковь и в мир», -- завершил встречу переводчик книги Андрей Черняк.

Юлия Зайцева

Источник

Автор

Editor
Редакция

Комментарии

comments powered by Disqus