11 вопросов по поводу совместной молитвы в Риме

Альтернативное мнение

20 октября в Риме состоялось традиционное синкретическая молитвенная «встреча за мир» под девизом «Никто не спасается в одиночку — мир и братство», организованная в 34-й раз «Общиной св. Эгидия».

В ходе мероприятия в римской базилике Санта-Мария-ин-Арачели папа Франциск вознёс молитву о мире вместе с патриархом Константинопольским Варфоломеем I и другими представителями православных: епископом Богородским Амвросием (Мунтяну), викарием Патриаршего экзарха Западной Европы (Московский Патриархат), и митрополитом Иосифом (Попом) из Румынской Православной Церкви.
Помимо этого, как отмечают епископ Амвросий подписал межрелигиозное воззвание за мир. Также свои подписи поставили папа Франциск, патриарх Варфоломей, митрополит Иосиф (Поп) из Румынской Православной Церкви, представители протестантизма, индуизма, сикхизма и др. религий. В воззвании, в частности, говорится: «Собравшись в Риме в «духе Ассизи» и духовно объединившись с верующими во всем мире и со всеми мужчинами и женщинами доброй воли, мы молились вместе друг с другом, чтобы призвать наш мир к дару мира».

В связи с этими событиями актуальными становятся следующие вопросы:

1) 14 сентября 2018 года Священный Синод РПЦ постановил:
«…2. Приостановить сослужение с иерархами Константинопольского Патриархата. 3. Приостановить участие Русской Православной Церкви во всех Епископских собраниях, богословских диалогах, многосторонних комиссиях и других структурах, в которых председательствуют или сопредседательствуют представители Константинопольского Патриархата». Касается ли данное постановление Синода епископа Амвросия, или для него предусмотрено некое исключение? Если же касается, то каким образом Его Преосвященство принял участие в совместном мероприятии и совместной молитве с патриархом Варфоломеем, при котором именно патриарх Варфоломей выступал в роли главы православного представительства?

2) 15 октября 2018 года Священный Синод РПЦ принял заявление в связи с действиями Константинопольского Патриархата, в котором было указано: «Вступление в общение с уклонившимися в раскол, а тем паче отлученными от Церкви равносильно уклонению в раскол и сурово осуждается канонами Святой Церкви: «Если… кто из епископов, пресвитеров, диаконов или кто-либо из клира окажется сообщающимся с отлученными от общения, да будет и сам вне общения церковного как производящий замешательство в церковном чине» (Антиохийского Собора правило 2; Апостольские правила 10, 11)» Будет ли теперь эта норма применена к епископу Амвросию?

3) Каким образом дипломаты РПЦ, епископы, священники и миряне теперь должны разъяснять представителям других Православных Поместных Церквей подобное взаимодействие с Фанаром и убеждать их (представителей Церквей) в необходимости противодействовать антиканоническим действиям Константинопольского Патриархата (КП)?

4) Не породит ли данная ситуация у священноначалия Поместных Церквей подозрений и сомнений в искренности и последовательности позиций РПЦ в вопросе разрыва общения с Константинополем? И стоит ли нам теперь теперь ожидать от братских Церквей более решительных шагов в данном вопросе, если мы сами демонстрируем шаги навстречу Фанару?

5) Каким образом данное экуменическое мероприятие, сочетающие молитвенное общение как с католиками, так и с раскольниками, может быть теперь объяснено не только консервативной части РПЦ, но и «зилотствующим» раскольникам, которые начнут использовать факт вопиющего нарушения канонов для вовлечения верующих в раскол и различные псевдоправославные секты?

6) Одиннадцать из четырнадцати общепризнанных Православных Поместных Церквей избежали участия в данном мероприятии. Какую пользу извлечет РПЦ из участия в нем, продемонстрировав пренебрежение к собственным решениям и канонам Церкви? Прекратится ли после этого наступление униатов (относящихся к РКЦ) на каноническое Православие в/на Украине? Или может быть украинские раскольники, фактически подчинённые патриарха Варфоломея, прекратят практику захватов украинских православных храмов?

7) Имеют ли еще силу и свое прямое значение такие Апостольские правила как 10-е, 45-е, 65-е, запрещающие совместные молитвы с еретиками, раскольниками и отщепенцами и предписывающие извергать из сана за их нарушения? Если же «по икономии» эти правила признаны неактуальными, то кем и когда? И каким образом иные члены Церкви должны определять какие из Апостольских правил и канонов Вселенских Соборов актуальны, а какие нет, если публично демонстрируется такое ими пренебрежение? А если эти правила актуальны, то будет ли лишен сана епископ Амвросий?

8) Актуально ли еще решения Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, прошедшего 24-29 июня 2008 г. и определившего: «В процессе диалога наша Церковь не приемлет попыток «смешения вер», совместных молитвенных действий, искусственно соединяющих конфессиональные или религиозные традиции» (определение «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви»)? Или оно каким-либо образом было отменено? Если же нет, то как с ним соотносятся действия епископа Амвросия?

9) Являются ли действия епископа Амвросия самостоятельной инициативой или были одобрены ОВЦС? Если были одобрены, то следует ли ожидать от епископата, духовенства и мирян РПЦ уважения и соблюдения канонов Церкви и постановлений Соборов и Синода, если священноначалие демонстрирует «избирательное» к ним отношение?

10) Если же епископ Амвросий самочинно предпринял указанные действия, то будут ли к нему применены канонические прещения? И актуальны ли в этом свете положения документа «Об основным принципах отношения Русской Православной Церкви к инославию» (принят на Архиерейском соборе 2000 г.), в которых сказанно: «Опасность для Церкви представляют и те, кто участвует в межхристианских контактах, выступая от лица Русской Православной Церкви без благословения церковной власти, а также и те, кто вносит соблазн в православную среду, вступая в канонически недопустимое сакраментальное общение с инославием»?

11) Как теперь епископам, священникам и всем верным канонической Украинской Православной Церкви объяснять украинцам недопустимость молитвенного и евхаристического общения с раскольниками, если представитель епископата РПЦ (Церкви-Матери) демонстрирует противоположный пример?

Православный канал Лабарум

Расскажите друзьям